ВЛАДИМИР МОШЕЧКОВ

АКТЕР ТЕАТРА МИНИАТЮР «КАМИН»

ИЗ ТЕАТРА АКТАУ В ЩЕПКИНСКОЕ УЧИЛИЩЕ

ОБ АКТЁРСКОМ РЕМЕСЛЕ

КАК ЖИТЬ ПОСЛЕ ТЕАТРАЛЬНОГО

О ЦЕННОСТЯХ ПРОФЕССИИ

О НОВАТОРСТВЕ

— В 2016 году ты закончил курс В. А. Сафронова в  театральном училище им. М. С. Щепкина. Давай отмотаем немного назад, как в твоей жизни появился театр?

Я родился и вырос в Казахстане, прожил там до 16 лет. Потом приехал в Москву в 11 класс, поступил, полгода отучился экстерном и ещё полгода готовился к поступлению в театральный.

В Актау, моем родном городе, есть профессиональный театр и есть любительский. Вот этот любительский театр, он образовался…Давай так, сначала расскажу немного историю города Актау. Он стоит на берегу моря, во-первых, это единственный морской порт в Казахстане, во-вторых, там есть атомные электростанции. Их нужно было обслуживать, и построили вахтовый городок. Потом люди сказали «а что это мы на берегу моря приезжаем на вахту, давайте мы тут будем жить».  Вот, собственно, появился город Актау. Его строили лучшие специалисты со всей страны. За 10-15 лет открыли кинотеатры, яхт-клубы, спортивные площадки и, конечно, театр.  Из Москвы прислали режиссёра, девушку, которая закончила, по-моему, ВГИК или ГИТИС, некая Алла Васильевна Свитнева. Её прислали создавать театр, она набрала труппу,  сделала спектакль. Потом Алла Васильевна благополучно уехала в Москву, пришла новая женщина, стала руководить, но абсолютно без понимания театра, костяк актёров отсоединился, и образовалась своя небольшая любительская труппа. Играли, как помнили, до сих пор так играют, но это было и есть невероятно по-семейному, очень-очень-очень дружелюбная атмосфера, я сейчас вспоминаю, такая большая семья.

Туда какими-то странными путями попали мои родители, а потом попал и я. Маму мою позвали играть на гитаре, а они оба у меня играют и поют, отец пришел посмотреть за кулисы из любопытства, а ему говорят: «Иди, скажи два слова на сцене». Потом четыре, потом давай играй. И каким-то образом я оказался на репетиции, ошивался там, а режиссёр театра, Светлана Владимировна, говорит: «Пусть выйдет на сцену». Да, и где-то во втором классе я оказался на сцене, сыграл первую роль со словами, целых восемь страниц. Детская сказка. Папа в виде кота что-то пробирается, прыгает, мама-яблонька…Ни черта не понятно, но очень-очень интересно, бегали, прыгали, танцевали, пели.

Помимо этого было много занятий, но театр всегда стоял приоритетом, допустим, выбирая между тренировкой по пляжному волейболу и репетицией в театре, я говорил пляжному волейболу «извините» и шёл на репетицию. И так было всегда с малых лет. Вовика спрашивали: «Кем ты будешь?» «Актером!» «Актером», «актером», «актером»…«я поступил», «я закончил». Вот так всё получилось, я не думал, не выбирал.

 

— Сложно было поступить?

Я даже почему-то не знал, что Сафронов набирает курс. Хотя первое место, куда я пошел поступать — это Щепка, но курс Коршунова. Я слетел с первого же прослушивания. Потом пошел дальше, я не помню уже в какой очередности, МХАТ, ВГИК, Щука, и везде я слетал с первых туров, только во ВГИКе был второй тур, который я очень весело провалил. Мне сказали выучить другую прозу, я выучил, но как-то очень давно читал произведение и не помнил финал, песню, которая там в конце поётся. Я читаю, мне говорят «да-да-да, всё хорошо, а спойте-ка вот ту песню». Я замялся, меня спрашивают:

— Вы читали?

— Да, да, читал.

— А что там в конце?

— Ну он там…эмм…от неё…уплывает или…

— Понятно, спасибо, садитесь.

Тут я  понимаю, что пролетел полностью, потому что пробовался везде. Но подруга рассказала мне про прослушивание у Сафронова, Я сходил, там всё было очень просто, абсолютно спокойно, без нервов. И очень счастлив, что прошёл именно эту школу у этих мастеров.

— Разделяешь ли ты мнение, что актерская профессия — это ремесло, просто определенный набор навыков?

Ремесло — это неотделимая часть профессии. Художник должен уметь рисовать. Это не значит, что он должен всё рисовать определенными линиями. Ремесло заключается, в первую очередь, в актерской речи, движении, владении своим телом. Потому что только тогда, когда ты понимаешь себя от кончиков пальцев до каждой связки, тебе не нужно отвлекаться, напрягаться. Это как учить язык. Сначала ты внимательно вслушиваешься в речь, подсматриваешь слова, гуглишь. Потом процесс происходит быстрее, меньше думаешь и подбираешь слова. Вот так и в актерской профессии. Сначала нужно подсматривать, что-то в ком-то выискивать, не копировать, а переносить на себя. Это как качать мышцы, садиться на шпагат, учить язык, что угодно. Каким бы ты ни был талантливым, нужно тренировать навыки. Актер должен уметь говорить, уметь говорить правильно. Не берем сейчас кино, сериалы, в театре абсолютно никуда без речи. Есть подзвучка, но если ты пищишь в неё два часа, то я хочу тебя убить. Если есть школа, это видно, это даёт тот самый эффект. Я не знаю, как для простого зрителя, не искушенного тысячей походов во МХАТ, но когда я смотрю спектакль, сериал, я постоянно обращаю внимание на речь и не потому что я козел, а просто вырабатывается привычка.

 

—Трудно ли тебе было перестроиться на новый ритм жизни после выпуска из училища?

Я еще в институте понял, что надо как-то шевелиться не только в театральной сфере, надо как-то зарабатывать, на этот счет у меня не было иллюзий. Делал ошибки, пробовал, спотыкался. В театр после выпуска меня не взяли, поэтому я целиком ушел в эти попытки, получилось устроиться на работу, абсолютно не связанную с театром, и полгода я занимался только этим. До тех пор пока не понял, что я хочу существовать только в театре, хотя бы быть близко к нему. Мне надоело, и я оттуда ушел. В никуда. Всем сказал, что пошел сниматься. Я никому не врал, не говорил, что у меня есть какой-то проект, просто сказал «пора сниматься» и ушел.

 

— А почему тебя так тянет в актерскую профессию, что ты не смог заниматься ничем другим?

Когда в театре случается взаимодействие между партнерами, когда на сцене появляется непосредственная, неподдельная жизнь, ради этого ты приходишь в сотый раз играть один и тот же спектакль, ради этого зритель приходит в зал смотреть, потому что если никакой связи не происходит, то люди зевают, засыпают или уходят. Там может быть всё, что угодно, режиссёрские решения, что хочешь. Если артист горит своим делом, это важно и ценно.

«Что играть»? Дайте мне что-нибудь, я буду играть. Не потому, что нет работы, а потому что артисту нет смысла так выбирать. Что значит «вот этот персонаж мне больше по душе»? Это все равно, что гвоздь забивать, он загнулся посередине, а ты его добиваешь окончательно. Если ты работаешь, то, будь добр, работай, и не важно, удобно тебе, неудобно. Если неудобно, пойми этого персонажа, он ведь не просто так написан.

Театр — не досуговый комплекс, это штука для развития человека. Для духовного развития, развития мыслительного процесса. Человек приходит в театр и открывает в себе что-то новое, чего в нем раньше не было, что он раньше не переживал.

— Как ты попал в театр миниатюр «Камин»?

Очень просто, мои два однокурсника, Юля Чепурнова и Роман Казачков, пришли сюда на прослушивание, а потом сказали, что можно попробоваться на роль графа. Я как раз ушел с той работы и очень хотел работать по специальности. Пришел, почитали, потом ещё раз, ещё раз…

 

— Что самое важное ты почерпнул в процессе работы?

Театр для меня не может существовать без одной вещи: без коллектива. И без режиссёра, действительно нужен человек, чье слово будет авторитетным. Так как нет определенной площадки, сложно собрать труппу, то это тяжело, но никто не говорил, что будет легко. Надо гореть одной целью, даже если локально это выпуск спектакля. Не думать, что сделать, чтобы «я» хорошо получился на сцене, а чтобы в целом весь спектакль удался. Иначе всё будет вразброд, и воз никуда не уедет.

А если все вкладываются в общее дело, горят идеей, то можно репетировать хоть в квартире, хоть на улице, какая разница, где.

 

— Какими качествами должен обладать идеальный актёр, давай попробуем составить «правила жизни».

Актер, как и везде, в первую очередь, должен быть человеком. Идеальным, неидеальным, но человеком, который способен отдаваться другим людям, доверяться. Актер должен обладать силой каждый день заниматься дикцией, голосом, техникой, без которой никуда. Беречь себя нужно, это правда, потому что постоянно больной актёр с заложенным носом — горе в театре. Актер должен быть воспитанным. Мы все воспитаны по-разному, но не всё выносим это на сцену. Для меня актёр должен быть рыцарем: держать обещания, хотя бы раз безответно любить прекрасную даму, потому что ему потом это играть, быть культурным и интеллигентным.

— Сложилось такое мнение, что выпускники Щепкинского училища априори являются продолжателями классических традиций театра. Как ты относишься к тому, что сейчас происходит в на сцене?

Всё имеет место быть, если оно не сделано просто ради того, чтобы сделать. По мне, сложнее поставить классическую вещь классически, выдержать каноны. Мне очень нравятся новые идеи, хотя, конечно, надо перечитать историю театра, насколько они новые и насколько это хорошо забытое старое. Не знаю, что ещё можно придумать в этом театральном искусстве, разве что играть пьесу задом наперед. Замечательная, кстати, идея, в начале спектакля люди с разрушенными судьбами, а потом раз, и в финале сидят, пьют чай. Не знаю, но это всё очень интересно. Ничего не проходит зря, если есть какая-то цель, если это рождает у зрителя переживания, чувства, сомнения. Если они плачут, смеются, бегут обнимать родных или хотят посидеть четыре часа в тишине — значит, такой спектакль должен быть.

Театр — не досуговый комплекс, это штука для развития человека. Для духовного развития, развития мыслительного процесса. Человек приходит в театр и открывает в себе что-то новое, чего в нем раньше не было, что он раньше не переживал. Представляешь, ходит он каждый день на работу, потом домой, на работу, домой, в воскресенье шашлыки. И всё по новой. Там, наверное, нет особой палитры чувств и переживаний. Понятно, что на работе и дома случается всякое, и шашлыки бывают протухшие, и пиво купили четыре ящика нулевки, а кому это надо. Но это всё очень бытово, а театр должен поднимать небытовые вещи, которые в жизни просто так не почувствуешь. Театр — событие в жизни человека. Мне кажется, не очень хорошо, когда у тебя в жизни появляется рядовое «завтра иду на спектакль». Это как обычно говорят «ну чё, может в кино сгоняем?», так говорят, потому что очень редко выходят из кино с мыслями «дайте я это развижу и посмотрю снова». Очень редко. А театр — это праздник. Вот праздник чего, это другой вопрос.

Фото: Тимофей Анисимов | @pure_film

Текст: Анна Молянова

©Театр миниатюр «Камин», 2018.

О театре