ИНЕССА ИСКАКОВА

АКТРИСА ТЕАТРА МИНИАТЮР «КАМИН»

КАРАГАНДА  — САРАТОВ — ПЕТЕРБУРГ —  МОСКВА — ЯРОСЛАВЛЬ

О ТЕАТРАХ В РЕГИОНАХ

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ АКТЁРА И РЕЖИССЕРА

КАК СОВМЕЩАТЬ УЧЁБУ И РАБОТУ В ТЕАТРЕ

— Ты сейчас получаешь образование в Ярославском государственном театральном институте. Как так получилось, что ты пошла в театральный?

Моя тетя работала психологом в школе, я помню это только по рассказам, она постоянно отправляла меня то сниматься куда-то, то на какие-то передачи затягивала. Это было в детстве, всё забылось и прошло. Потом в классе 7-8 мы пошли с родителями в кино на «День радио». Я решила, что мне нужно стать радио- и телеведущей. Чтобы осуществить эту цель, я поступила в школу искусств на театральное отделение. И уже там я решила поехать поступать в театральный.

 

— Из какого ты города?

Из Караганды. «Где-где, в Караганде», — самое раздражающее, что я слышала за всё время пребывания в Москве. — Ты из какого города? — Из Караганды. — Да я серьезно спрашиваю. — Из Караганды. — Да ладно тебе. — Да. —Стоп, такой город существует?

 

— После 11 класса ты уехала в Москву, да?

Так получилось, что меня не сразу отпустили в Москву, я поехала в Саратов, там слетела со второго или третьего тура и поступила дома в колледж на артиста-вокалиста. Человек без музыкального образования и вдруг на артиста-вокалиста. Понятно, что я прогуливала, не училась. Поехала еще раз поступать. Слетела с конкурса в Питере, плюнула на всё, раз мне так не поступается, буду работать администратором в шинном центре, ну ладно, поработала там месяца четыре, попробовала еще раз поступить и попала к Олегу Олеговичу Буданкову. Вот, учусь.

 

— И как тебе учеба?

Понятно, что это нелегко. Не знаю, мне кажется, в нашей профессии ты привыкаешь к тому, что тебя размажут. Ты от этого кайфуешь, тебе больно неприятно, но ты кайфуешь, потому что нужно перешагнуть и идти дальше. Мазохизм какой-то.

 

— Как с театральной жизнью в Караганде?

В Караганде, кстати, очень хорошо с театрами. У нас их четыре. Казахский драматический, где всё на казахском, это очень прикольно, потому что можно прийти, получить наушник с переводчиком на русский. Ставят казахскую драматургию, на это интересно смотреть. Потом есть театр кукол «Буратино». Когда я была маленькая, меня каждую неделю туда водили родители. Затем театр музыкальной комедии и Драматический театр имени Станиславского. Вот педагоги из моей школы искусств служат в нем. Это молодой театр, туда приезжают разные режиссеры, в том числе из Москвы. Это хороший, живой театр. Если говорить про нас, поступающих из регионов, то всегда хочется чего-то большего, поэтому мы так в Москву рвемся.

 

— Действительно, а кто тогда остается в Караганде?

Там потрясающий театр и потрясающие артисты. Он живой, это самое главное. Мастер (Олег Олегович) всегда говорит, что когда мы закончим театральный вуз, не надо рваться в МХТ. им. Чехова, надо уезжать в периферию, там ты будешь играть, получишь актерский опыт. А не так, что «я играю дерево в третьем составе, но хожу с карточкой Современника».

 

— В Москве ты успела поработать на сцене?

Да, нас ввели в спектакль «Мы должны быть настоящими» театра-мастерской Олега Буданкова. Это был мой дебют на сцене в профессиональном театре.

 

— Каким принципам ты следуешь в актерской профессии?

Просто играй, отпусти, говори то, что ты хочешь сказать, у тебя есть спектакль на это. Используй эту возможность по полной.

Для меня Театр миниатюр «Камин» — Андрей Анатольевич Гвоздков. То, что он делает, мне безумно нравится. А я привыкла к тому, что если я человеку доверяю, если я пойму, что это нужно делу, я могу делать всё, что угодно.

— Как ты попала в театр миниатюр «Камин»?

Это было так. С Вовой…С Владимиром Яновичем я познакомилась, когда мы поступали. Потом долгое время мы не общались. И тут звонит Вова в феврале и говорит, так и так, я затеял театр, приглашаю тебя на презентацию. Я пришла на «Окей, гугл», а я его позвала к нам, как раз были премьерные показы «Мы должны быть настоящими». После презентации Вова говорит «если что, приходи к нам». Посмеялись и забыли. Проходит какое-то время. Вова приглашает меня в театр. Я реально думала, что иду на спектакль, потому что он говорит: «Собираемся в 7 часов в Доме актера». Поднимаемся на седьмой этаж, почему-то идем не на сцену. Пьем чай, я думаю «странно, наверное, чай попьем и пойдем на спектакль». Тут ребята собираются, я думаю «ладно, большой компанией пойдем», приходит режиссёр, и вот мы уже рассказываем о себе и обсуждаем постановку. А я такая «мы что, не идем на спектакль?»

 

— Как тебе работа в команде «Камина»?

Мне очень нравится работать с Андреем Анатольевичем Гвоздковым. Он строгий, но с невероятным чувством юмора. Как это правильно сказать, он не слезет с тебя живой, если он видит, что ничего не происходит. В то же время с Андреем Анатольевичем очень комфортно, и с труппой очень комфортно.

 

— Сложно совмещать работу в театре и учебу?

Время всегда можно найти. Тяжело только во время сессии, когда идут прогоны один за другим. Всегда можно договориться, люди же вокруг понимающие.

 

— У нас в театре сейчас работают профессиональные актеры с оконченным высшим образованием. Чувствуешь ли ты, будучи студенткой, что тебе где-то не хватает опыта?

Я сама понимаю, что у меня, может быть, еще недостаточно координации или других навыков. Но это не мешает, я учусь, театр миниатюр «Камин» очень многому меня учит. Не бывает такого, что ты получил корочку, и все, ребята продолжают учиться. Люди, которые работают со мной, очень талантливые, очень быстро схватывают. Нет такого понятия, что между нами огромный отрыв, но я сама для себя знаю, что нужно поднажать. Для меня Театр миниатюр «Камин» — Андрей Анатольевич. То, что он делает, мне безумно нравится. А я привыкла к тому, что если я человеку доверяю, если я пойму, что это нужно делу, я могу делать всё, что угодно.

— Как ты видишь взаимоотношения актера и режиссёра?

Они зависят в равной степени друг от друга. Режиссёр приходит, заражает всех своей идеей, мы репетируем, актер предлагает свои штуки, это постоянное сотворчество. Потом выпускается спектакль, и появляется зритель. И опять, вы нужны друг другу, между вами происходит диалог и обмен энергией. Самое опасное, когда актеру всё равно, что со зрителем, перед ним четвертая стена, он играет сам для себя, сам по себе кайфует. Я боюсь, что со мной такое случится.

 

— Как ты характеризуешь для себя театр?

Театр — это постоянные вопросы, которые рождаются рождаются, рождаются, рождаются, ты пытаешься найти на них ответы, и чем больше ты ищешь ответов, тем больше у тебя вопросов. Это постоянный процесс. Это живой организм, который растет, меняется, это способ мышления.

 

— У тебя есть образ идеального актера, к которому ты стремишься?

Очень много хороших актеров, которыми можно восхищаться. Но единственное, что должно точно быть в актере — в нем не должен умирать ребенок и наивность. И еще не может собственное «Я» быть выше того, что ты делаешь. Как у Станиславского, люби не себя в искусстве, а искусство в себе.

Фото: Тимофей Анисимов | @pure_film

Текст: Анна Молянова

©Театр миниатюр «Камин», 2018.